?

Log in

No account? Create an account

Чт, 15 мар, 2012, 17:07
Все о политике, а я о Боге

Чудо и абсурд (фрагмент книги "Образы сущего", главы "Суд")

Не хочу выступать в качестве разрушителя чей-то веры, но мне кажется, сказанное ниже поможет некоторым неверующим устранить препятствия, мешающие поверить в Бога.

Все, что происходит в мире, можно условно разделить на (1) действие и (2) поведение. Действие частично описывается законами природы, поведение оценивается по соответствию законам этики. В принципе, нам известны определенные правила действия и поведения. Иногда они нарушаются. Действие, происходящее вопреки известным законам, мы называем чудом, неуместное поведение - грехом или злом. Порой кажется, что неэтично поступает субъект, от которого мы такого поведения не ожидаем. Эту ситуацию мы называем абсурдной, и абсурдной кажется вера в такую возможность.

Абсурдной является вера в попустительство зла Богом, ибо Бог является эталоном нравственного поведения. Эту абсурдность признает сам верующий. Он полагает, что поскольку мы не единосущны Богу (лишь подобны Ему), нравственный закон, которым Он руководствуется, не соответствует закону, данному людям, в частности, для Него наше зло не является злом, и жизнь человека предопределена. Но это не объясняет попустительство "нашего" зла, и адепты христианской религии давно уже обсуждают так называемую проблему теодицеи - объяснение существования зла в мире, управляемом Богом.

Некоторые утверждают, что истинная вера и есть вера в абсурд. Однако и без того есть нечто, требующее веры - мир содержит трансцендентную составляющую, этические законы которой являются универсальными, и вера в существование этой невидимой составляющей мира ничего общего с абсурдом не имеет. Почему же вера в абсурд оказывается столь сильной? Ответ, полагаю, таков: важнейшим элементом веры является признание всемогущества Бога. Ведь Бог предстает как справедливый Судья, способный наказать любого грешника. Если мы утверждаем, что некоторое явление имеет божественное происхождение, то всемогущество нам как бы гарантирует абсолютный успех этого явления. Но всемогущество сочетается с всеблагостью, и  мысль о попущении зла обнаруживает нелепость.

Наука отметает идею божьего всемогущества (не трогая идею Его существования). В условиях низкой нравственности единственным сдерживающим фактором дальнейшего падения человека является страх перед неотвратимым наказанием. Но прогресс науки и техники породил новый (коллективный) страх - страх перед катаклизмами в форме разрушительных процессов, инициированных самим человеком. Страх обрел очевидную осязаемую причину - деятельность людей. Эта деятельность заняла место всемогущества Бога.

Не будем забывать, что деструктивное физическое действие лишь тогда является злом, когда совершается намеренно, т.е. имеет моральный аспект. Не существует просто физического наказания, наказать человека по сути можно только морально, и воспрепятствовать злодеянию можно либо в физических действиях, либо - намерениям. Если Бог запретит хотя бы одно из них, зло может не состояться. Разберем эти два момента.

Материя мира - результат творения, но какого творения? Я согласен с теми, кто полагает, что Бог материю не создавал и в ней не действует. Существуют миры, лишенные материальной субстанции, обитатели которых не имеют физического тела (см.  "Миры"). Материя - следствие падения разумных монад, и к Богу никакого отношения не имеет. Она несет в себе следы порчи, соблазна, борьбы и смерти. Когда мне приходится спорить о генезисе материи, я говорю: мы рискуем ошибиться в своих гипотезах, но лучше недооценить масштаб Божьего созидания, чем приписать Ему авторство мерзости. Для Бога воспрепятствование злу, требующее материального действия, фактически невозможно. Но, чтобы избежать абсурда, мы должны предположить, что и в моральной сфере Его власть ограничена.

Мир - бесконечно сложный объект, управляемый Абсолютной волей. Управление может быть либо (1) только централизованным, либо (2) сочетаться с элементами самоорганизации. Второй вариант наиболее логичен. Поскольку мир состоит из множества автономных монад, он сохраняет свою устойчивость на основе самоорганизации,  предполагающей наличие свободы разумных монад. Этой свободы оказывается достаточно для произрастания плевел зла, и дело не в том, что Бог честно соблюдает принцип свободы человека, не желая ее отнимать, а в том, что отнять ее невозможно без разрушения устоев мира. Бог не вмешивается в наши намерения, но Он является Учителем мира.

Ограниченность власти Бога (т.е. отсутствие всемогущества) не распространяется на возможность справедливого божьего наказания. Ибо (а) наказание совершается именно в моральной сфере, (б) не ущемляет свободу человека, (в) оно наиболее серьезное из всех мыслимых наказаний. Речь идет о Божье Мнении, которое, в принципе, имеет два крайних полюса - божья благодать (признание) и богооставленность (отвращение). Именно последнее и есть страшнейшее по сути наказание. У Бога нет возможностей непосредственно повлиять на акт злодеяния, но есть  (моральная) возможность наказать грешника. Бог - наш Родитель, Учитель и Судья. 

Верить в чудо можно, в абсурд - бессмысленно.

Вс, 20 ноя, 2011, 23:55
Месть и зло

Перечитал "Графа Монте-Кристо". Сильная вещь, но "не правильная".

Месть - это категория зла, и ее нельзя облагораживать, обожествлять, как это делает А. Дюма.

Месть - это наказание. Но не всякое наказание является местью. В частности местью не является Божье наказанье, Суд. По простой причине - Бог нас любит, и Он наказывает, любя, как наказывает свое дитя любящий отец. Монте-Кристо же свои жертвы ненавидел и считал, что его местью руководит провидение. По сути, он творил зло.

Однако современная мораль его оправдывает, как оправдывает кровную месть, "справедливые" войны, действия карательных органов. И даже искусство, порой, оправдывает месть. А если религия и останавливает преступника, то не призывом Бога "любите врагов ваших", а страхом перед гневом божьим. Ибо с местью мы давно знакомы, а любовью не избалованы. И падшему миру легче поверить в Бога, который мстит.

Подробнее здесь.

Вс, 16 окт, 2011, 19:09
Книга "ОБРАЗЫ СУЩЕГО" в формате pdf

Попытка выложить в сайте книгу в формате epub оказалась неудачной - пропали гиперссылки и рисунки. Теперь пробую представить ее в формате pdf.

Вс, 10 апр, 2011, 11:49
Немного о телепатии


Немного о телепатии здесь.

Вс, 27 мар, 2011, 18:56
Добро, зло, Бог


Фрагмент книги "Образы сущего" (раздел "Добро и зло" главы "Общество"). 
 
<...> Любовь не имеет определения, определение имеет добро и зло:
  • Добро и зло проявляются в поступках.
  • Добрый поступок инициируется желанием добра человеку, зло - желанием зла. Желание выступает в качестве мотива поступка, обуславливая абсолютность феномена добра и зла.
  • Нравственность в духовном плане - есть доброта, безнравственность - зло.
  • Никакого значения в вышеуказанных определениях не имеет характер действия, производимого в поступке. Общество судит по действию, Бог - по мотиву.
  • Попытка представить нравственность в терминах деятельности человека обречена на неудачу - нравственный закон в форме правил поведения невыразим.
  • Добро творится наиболее успешно, когда любовь сочетается с гнозисом.
  • Нравственные императивы людей могут быть разные, а категории добра и зла универсальны.
 
В целом, можно сказать, что (1) никакие принципы (морали, законов, идеологий) не определяют добро и зло, и (2) действия, руководимые желанием добра, этичнее любых принципов.

Возникает вопрос: корректно ли рассуждать о том, что есть добро и зло для Бога? Ответ на него - элемент религиозной доктрины. Но позволим себе спросить: если убийство ребенка для нас зло, то может ли оно быть добром для Бога? Может ли быть добром для Бога трагедии Холокоста, Беслана и т.д.? Я бы сказал так: если эти трагедии есть добро для Бога, то такой Бог нам не нужен, т.е. такая религия не нужна. Ничего не меняет идея божьего попустительства (оправданного принципами типа падения Адама, кармического воздаяния, вины отцов и др.). Если Бог может предотвратить убийства, зверства, а Он не предотвращает, значит, Он их соучастник. (Мне кажется, не даром раздаются голоса о том, что Холокоста не было. В их основе не только антисемитизм, но и догматический тупик.) Единственным приемлемым объяснением здесь может быть только следующее: Бог в материи не участвует, и в этом смысле Он не всемогущ. Зло универсально - для нас и для Него. Он также страдает, как и мы, видя убийство ребенка. Милосердие сильнее принципов, и если бы мог, Он спас бы ребенка. Но действует Он только в сфере духа .

Я думаю, со временем, трагедия Холокоста (Беслана и др.) так же изменит менталитет мира, как крестная смерть Христа.  

Пт, 27 авг, 2010, 18:48
Идеальное и реальное


 

Заключение к разделу "Идеальный мир"

Экскурс в область идеального полезен постольку, поскольку мы без идеального разумно жить не можем. Я говорю не об идеализированных объектах (точка, фигура...), а об идеальном в поведении, о нравственном, о предельной устремленности к высокому, об одухотворенности. Идеальное мы чувствуем и познаем, но не формулируем. Мы формулируем реальное. Реальное же для нас чаще всего выступает как помеха идеальному.

Помеху мы либо обходим, либо преодолеваем. (озеро можно обойти, реку надо переплыть). Эти два способа жизни радикально отличают обитание разума в идеальном мире и в падшем. В идеальном - помеха локальная, не принципиальная. Для ее обхода достаточно жить по этическим установкам, жить в любви. В падшем мире помеха пребывает в самой сути, в естестве бытия, в его телесных материальных началах, в ее конечных сроках. Ее надо преодолевать, и тогда идеальное пробивает толщу реального, образуя в ней красочный серебристый узор. Но его вязь наполнена возвышенным трагизмом. Жизнь в падшем мире - вечная интрига и борьба. Здесь во всем и всему есть предел.

Конечно, истинность всякого убеждения проверяется практикой. Идеальное нам дано в ощущении, и вера в его истинность также проверяется практикой. Но практика бывает разная. Можно пощупать предмет и убедиться, что он есть, а можно поверить в его присутствие по признакам, которые требуют "домысливания", "дорисовки", т.е. требуют участия мышления, логики. Логика - полноправный инструмент практики, и если для нее очевидно существование предмета, глупо этим пренебрегать (хотя некоторым нравятся абсурды). 

Если миром правит только смерть, то нет места идеальному. Но мы ведь знаем, что идеальное есть, мы его ощущаем. Значит есть бессмертие. Это ощущение и это убеждение вселяют в нас бодрость и силу. Да, все временно, но и страдания наши временны, а мы вечны. И смерть несет страданиям конец. Все проходит, все бренное вымывается временем, а серебро идеального остается.

 


Вт, 19 янв, 2010, 16:20

Здесь прошло небольшое обсуждение моей книги, Я благодарен всем участникам его, особенно - инициатору ivanov_petrov 

skipped back 10